Съесть два поросенка

Съесть два поросенка

Описание игры: Вредному поросенку нужна твоя помощь чтобы съесть желуди и добраться до грязной лужи.
Управление игрой: Мышь
Игра не работает
—> Темы игры: Логические :: Серийные игры :: Физика :: Поросенок в луже ::

Всем с детства знакома английская сказка о трех поросятах, талантливо пересказанная С. Михалковым. В ней все заканчивается в целом хорошо, мирно и относительно безболезненно – поросята убегают от волка. Да и сам хищник хоть и падает в кипяток, убегает вполне себе живой.

Поэтому вы очень удивитесь, когда прочитаете оригинальный английский вариант этой сказки. В ней волк благополучно съел двух ленивых поросят. А третий поросенок вовремя открыл крышку, а когда волк упал в котел, опять закрыл ее, дождался, пока волк сварится, а потом благополучно съел его. А потом зажил долго и счастливо в гордом одиночестве!

моя страничка

С.Михалков. Три поросенка (переложение английской сказки).

Жили-были на свете три поросёнка. Три брата.
Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми весёлыми хвостиками.
Даже имена у них были похожи. Звали поросят Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Всё лето они кувыркались в зелёной траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.

Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.
— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной тёплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние тёплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжёлые камни.
— Успеется! До зимы ещё далеко. Мы ещё погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лёг в лужу.
— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.
— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. — Я не буду вас дожидаться. С каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
— Сегодня мы ещё погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмёмся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.
Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.
Так он и сделал.
Он вбил в землю колья, переплёл их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошёл его несколько раз кругом и запел:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом.
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
— Ну вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы и одни справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать всё, что нам вздумается!
— Пойдём к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!
— Пойдём посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.
И оба брата, довольные тем, что им ни о чём больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надёжный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.
Он сделал в доме тяжёлую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.
— Что ты строишь?! — в один голос закричали удивлённые Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросёнка или крепость?
— Дом поросёнка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чём не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвётся в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.
— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил ещё один камень.
— Посмотрите, как он боится волка!- сказал Ниф-Ниф.
— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф. И братья ещё больше развеселились.
— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.
— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.
— Пойдём, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!
И два храбрых братца пошли гулять.
По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.
— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких глупых поросят.
— Ну какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.
— Вот мы его схватим за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.
— Повалим, да ещё свяжем, да ещё ногой вот так, вот так! — расхвастался Ниф-Ниф и показал, как они будут расправляться с волком.
И братья опять развеселились и запели:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали.
Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.
Волк приготовился к прыжку, щёлкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутёк.
Никогда ещё не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, поросята неслись каждый к своему дому.
Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.
— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я её выломаю!
— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру! За дверью было слышно дыхание страшного зверя.
— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!
Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.
Тогда волк начал дуть: "Ф-ф-ф-у-у-у!"
С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись.
Волк ещё раз глубоко вдохнул и дунул во второй раз: "Ф-ф-ф-у-у-у!"
Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган.
Волк щёлкнул зубами перед самым пятачком маленького поросёнка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.
Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:
— Ну, теперь я съем вас обоих!
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.
— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. — Я не буду есть этих худосочных поросят! Я лучше пойду домой!
— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы — худосочные!
— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.
Братьям стало весело, и они запели как ни в чём не бывало:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
А волк и не думал уходить. Он просто отошёл в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых маленьких поросят!
Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому.
У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.
— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.
— Это я-я-я, бедная маленькая овечка! — тонким чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!
— Пустить? — спросил брата добрый Ниф-Ниф.
— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка — не волк!
Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а всё того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на неё, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.
Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят. Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:
— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвёртый раз.
С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом всё ещё стоял.
И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время ещё стояла посреди развалин.
В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.
Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдёрнул её и прибавил ходу.
Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.
Но ему опять не повезло.
Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев её. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твёрдое яблоко ударило ему между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.
А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мёртвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа.
Брат впустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своём каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и громко запел:
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Но тут как раз постучали в дверь.
— Кто стучит? — спокойным голосом спросил Наф-Наф.
— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.
— Как бы не так! И не подумаю! — твёрдым голосом ответил Наф-Наф.
— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!
— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки.
Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме.
Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул как только мог! Но сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места.
Волк посинел от натуги.
Дом стоял, как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась.
Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.
Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую широкую трубу на крыше.
— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.
Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо.
"Я всё-таки закушу сегодня свежей поросятинкой", — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.
Но как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чём дело.
Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.
— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата.
Поросятам не пришлось долго ждать. Чёрный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в кипяток.
Никогда ещё ему не было так больно!
Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.
С диким рёвом ошпаренный волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своём хвосте мимо запертой двери и бросился в лес.
А три брата, три маленьких поросёнка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.
А потом они запели свою весёлую песенку:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернётся к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!
С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.
Вот и всё, что мы знаем про трёх маленьких поросят — Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.

Читайте также:  Классификация медузы аурелии

У ребенка особое чувство времени. Он живет только в «сейчас». Прошлое кажется ненастоящим и помнится смутно, а будущее настолько фантастично, что при всем желании в него поверить этого не получается. «Когда ты вырастешь, то…» — ну! Когда вырастешь. А сбудется ли это вообще?! Ребенок живет сегодня, и это влияет на детское желание получить нечто именно в ту же секунду, когда попросишь. Дети не понимают и не воспринимают слова «потом». Сказка «три поросенка» помогает ребенку воспринять необходимое ожидание и получить «награду» после действий. Ребенок отождествляет себя с первым поросенком – он веселится и радуется, не может думать, что «скоро» похолодает – что значит «скоро»? Гораздо интересней прожить со своим братцем «сейчас», когда можно повеселиться и поиграть. Первые два братца – дети. Как это показывает сказка? Поросята не могут строить дом «на потом», когда в настоящий момент можно попрыгать и поиграть, они не умеют заботиться о завтрашнем дне. Их постоянно уговаривает старший брат, а его угроза, что может придти Волк, кажется им просто смешной – ведь они даже не видели настоящих волков. А раз не видели – значит, их не существует! (Как много родителей, воспитанных, видимо, на сказке Михалкова, отстаивает именно этот подход! «Раз мы об этом не знаем, значит, этого не существует». Я говорю о знании психологических особенностей развития личности.). К тому же, поросята строят домики, «ни с кем не посоветовавшись» — только дети должны всегда и для всего «спрашивать разрешения».
Если читать сказку ребенку в первый раз, то большинство детей (слышавших нормальные сказки, не испорченные писателями) думают, что Волк должен СЪЕСТЬ поросенка, когда сломал его домик. «Волк щёлкнул зубами перед самым пятачком маленького поросёнка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа». Ребенок сразу заподозрит здесь что-то неправильное. По всем канонам сказки Волк должен съесть поросенка. Попробуйте, будучи маленьким перепуганным поросенком за «одну минуту» удрать от разъяренного Волка, поймавшего свою добычу! Итак, первый поросенок должен быть съеден. Ребенок отождествляет себя со вторым братцем. В отличие от первого, этот уже кое-как задумывается о зиме – он считает, что в соломенном домике будет холодно, и строит хижину из веток и прутиков. Этот поросенок старше – он уже умеет немного думать о будущем, он из своего «сейчас» пытается заглянуть в «потом».
Но и этого оказывается недостаточно. Второй поросенок должен точно также исчезнуть. Он не хотел заботиться о будущем, а стремился построить свой домик как можно скорее, лишь бы избавиться от этого скучного занятия и побольше повеселиться со своим братцем-бездельником. Ведь, если Волк не съел двух поросят, то за что же он страдает в конце? Сказка никого не наказывает «просто так».(В оригинале волк их действительно съедает, и только третий поросенок остается).
Третий поросенок настолько взрослый, что может планировать и подготавливать будущее. Даже летом он отчетливо осознает, что зима наступит. Он согласен строить свое будущее уже сейчас, хотя результат сможет получить только «потом». Он понимает, что для достижения этого результата необходимы личные усилия, и ответственность за собственное будущее ложится только на его плечи, ни на кого переложить ее не получится. Несмотря на насмешки своих безалаберных братцев, Наф-Наф кирпичик за кирпичиком строит свою независимость. И он должен быть вознагражден – в отличие от двух других, именно этот поросенок останется в живых, и САМ поймает Волка в кипящий котел. Наф-наф умнее Волка. Этот поросенок взрослый, он выше обстоятельств, он понимает, что сам должен управлять ими. Он не поддается на хитрости Волка, не обманывается, что завтра все само собой как-нибудь уладится. Нет, этого Волка он перехитрит САМ и поймает САМ.
Три поросенка – три стадии развития личности. Ребенок, отождествляя себя с каждым братцем, эмоционально проходит все три ступеньки. Сказка, в отличии от морализаторской басни, исподволь преподносит ребенку необходимый вывод – если ты бездельничаешь, и не думаешь о будущем, оно все равно наступит! И результат ты получишь не братца, а свой собственный. И расплатишься за свое отношение тоже ты сам, а не твой близкий. В сказках зло всегда наказуемо, а добро получит свою награду. Что делает добрый дядя-писатель, вмешиваясь в законы волшебной сказки? Он создает путаницу, и лишает ребенка жизненно важного опыта. Ведь дети по-настоящему проживают сказку, приобретая необходимый нравственный опыт, и откладывая полученную информацию глубоко в подсознание. Этот опыт куда ценнее и действеннее, чем все нотации взрослых: «Не будешь хорошо учиться – станешь дворником!». Такой зрелой личности, как Наф-наф, не нужны чужие нотации. Он достаточно вырос для того, чтобы самому принимать решения и выполнять намеченное.

Читайте также:  Рыба на морском дне

Но не только поросята – главные персонажи, с которыми отождествляет себя юный слушатель сказки. Волк – не просто внешнее зло. Это наше агрессивное состояние, злоба, неприязнь. Ведь если не победить такого волка в своей душе, неизвестно, что из него вырастет. Этой злой силой необходимо научиться управлять. Но управлять может только ВЗРОСЛЫЙ поросенок, а вовсе не те двое, что погибли в его пасти.
В переложении С.Михалкова сказка исчезла. Вместо нее осталась бессмысленная историйка, внушающая ребенку неправильные представления о реальности – делай, что хочешь, у тебя все равно никакой ответственности за собственное будущее! Всегда найдется какой-то дурак-братец, который согласится взять ответственность за твой результат.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector